5. Алтайцы в составе империи Чингис-хана


Путешественник Марко Поло, живший много лет (XIII в.) при ставке монгольского хана, сообщает, что в Монголии считалось, что все подданные, их имущество и скот составляли собственность хана, который мог в любой момент взять себе что угодно из имущества своих подданных. Налоги натурой (скотом, пушниной, железными изделиями, предметами военного снаряжения и оружием), различные трудовые и военные повинности тяжелым бременем ложились на трудовые массы покоренного монголами населения. Из них особенно тягостной была повинность содержания почтовых станций, а при них необходимого количества гонцов, проводников, провианта и транспорта (чаще верхового). Этими станциями пользовались не только ханские посланцы, но и различные многочисленные чиновники и даже купцы.

Грабительский характер политики монгольских ханов по отношению к покоренным ими народам привлек внимание Маркса. В своих исторических исследованиях Маркс обратил на него внимание в связи с вопросом монгольско-татарского ига на Руси и выразил это в следующих словах: «Это было иго, которое не только подавляет, но растлевает и иссушает самую душу народа, который ему подпал. Монгольские татары установили режим систематического террора, орудием которого были грабежи и массовые убийства».

Разумеется, гнет грабительской политики монгольских ханов испытали в полной мере и алтайцы. В дальнейшем, во время владычества монголов в Китае (Юаньская династия), культурный упадок охватил не только такие далекие окраины, каким был Алтай, но и собственно Монголию. Акад. Владимирцов отмечает, что в период Юаньской династии (1260—1368) «благосостояние Монголии и монголов сильно пошло на убыль, в особенности по сравнению с веком Чингиса и его

Роговые наконечник и накладка лука из погребения в Яконуре.

трех преемников. Не прекращавшиеся феодальные войны, содержание больших контиигентов войск, необходимых для охраны империи, истощали страну. Монголам приходилось тратить огромные силы на ханский императорский двор и на других феодалов. Не удивительно поэтому, что в пору засухи и других бедствий застенным простым монголам приходилось иногда продавать своих детей в рабство, как об этом рассказывает Юань-ши».

После падения монгольской (Юаньской) династии и возвращения монголов из Китая в свои горы и степи общее оскудение культуры в Монгольском государстве, в составе которого продолжал пребывать Алтай, было выражено еще явственнее. Торговые пути заглохли, прекратились поездки купцов. Точно так же исчезли былые поселения мастеров и земледельцев. Место торговли занял грабеж. Монголы грабили и друг друга, и своих соседей, кочевых и оседлых. Нужно ли говорить, что общее оскудение культуры Монгольского государства тяжелым образом сказалось на культуре кочевников и полукочевников Алтая, культурный уровень которых и без того был низким и отсталым по сравнению с некоторыми более ранними, упоминавшимися выше, историческими периодами.

Это культурное оскудение и отсталость алтайцев достигли своего предела в период господства на Алтае ойратских, или джунгарских, ханов.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта