4. Алтайская духовная миссия в пореформенный период


Как выросла и расширилась миссия, особенно хорошо видно из сравнения по данным на 1910 г.

Было при архимандрите Макарий Стало в 1910 г.

Миссионерских станов........ 3 25; кроме того, центральный пункт в Бийске

Церквей и молитвенных домов .... 3 92

Монастырей.............— 3

Детских приютов...........— 3

Школ................ 1 60; кроме того, катехизаторское училище в Бийске

Миссионерских селений........— 380

Штат миссии..........18 чел. 96 чел.

Алтайская миссия мотивировала свою деятельность к следующими соображениями: «Полного обрусения инородцев Алтая можно достигнуть только через православное русское крестьянство» и «Инородческие окраины, смежные с чужеземными государствами, должны быть заселены только православными, которые одни могут ассимилировать инородческий элемент русскому и образовать твердый государственный оплот против чужеземных народностей». В соответствии с этими установками Алтайская миссия продолжала дело образования оседлых селений из русских крестьян и новокрещеных алтайцев. Миссионерские селения стали возникать теперь во все возрастающем темпе. Если к 1897 г. миссия насчитывала у себя 192 таких селения, то к 1910 г. число их увеличилось до 380 с населением в 52 000 душ обоего

Политическое «усердие» Макария вызвало в 1886 г. поджог его архиерейского дома в Бийске. Пожаром были уничтожены и архив Алтайской духовной миссии, ее библиотека и катехизаторское училище.

Возникая среди кочевий алтайцев, миссионерские селения захватывали лучшие земли и оттесняли алтайцев. Чиновник Управления Алтайского округа Н. Овчинников дает отрицательную характеристику кулацкой колонизаторской верхушке, которая в миссионерских селениях «далеко не представляет лучших элементов и, напротив, выделяет из своей среды разнообразные типы хищников, от которых прежде всего приходится терпеть новокрещеному алтайцу». «На практике миссионерские селения в их русской христианской части являются.. . очагами земельных захватов, хищничества и ненависти между русскими колонизаторами и кочевыми аборигенами».

Из этого видно, что несла алтайцам кулацкая и миссионерская колонизация. Миссионерский деревянный крест, воздвигнутый в долине, являлся символом и средством колонизации. Макарию удалось добиться распоряжения томского губернатора, по которому в радиусе пяти верст от воздвигнутого креста запрещалось производить шаманские моления. Это распоряжение вынуждало некрещеных алтайцев уходить выше и глубже в горы, оставляя миссионерам лучшие долины. Крест для кочевников-алтайцев после этого распоряжения сделался орудием устрашения, своего рода пугалом. Поэтому русские сельские старосты, добиваясь выполнения своих решений, нередко грозили некрещеным алтайцам поставить крест в их местности или привезти священника.

Земельными захватами и искусственным переводом на оседлость, своей ассимиляторской политикой Алтайская духовная миссия за длительный период ее деятельности преимущественно тормозила развитие естественных культурно-экономических связей трудящихся алтайцев с русским народом, вызывала у алтайцев чувство недоверия ко всему русскому, чувство, которое умело поддерживалось и разжигалось зай-санско-байской верхушкой. Это должны были признать и буржуазные исследователи.

Н. М. Ядринцев справедливо считал, что миссионеры искусственно переводят крещеных алтайцев на оседлость, а «лучшие земли инородцев монополизируют для своих целей». Он указал, что такая деятельность миссии не способствует «завоеванию культуры и оседлости».

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта