6. Характеристика общественных отношений


. с определенным уровнем и особенностями общественно-экономического развития, а не ставит это определение в зависимость от национальных, этнографических особенностей того или иного народа. Наши историки и этнографы при трактовке вопроса феодальных отношений у кочевых или полукочевых скотоводческих народов либо не поняли, либо не сумели использовать приведенное выше определение И. В. Сталина. Между тем, именно это определение является единственно правильным и должно быть введено в широкое научное обращение при исследовании вопросов истории и этнографии народов, недавно сохранявших еще скотоводческое хозяйство и патриархально-родовой быт.

Общество у северных алтайцев существенным образом отличалось от структуры общества у южных. У них не было такого резкого разделения на классы, хотя разделение на бедных и богатых уже существовало. Если взять южных шорцев или челканцев, живших охотой на зверя, то у них не было производителей, совершенно лишенных средств производства. Каждый охотник мог охотиться в своей родовой тайге с самодельными ловушками, петлями и т. п., мог расчистить клочок под посев ячменя. Тайга находилась в общинном владении, а наиболее распространенные орудия труда были настолько первобытны и просты, что изготовление их было доступно каждому, и поэтому каждый являлся собственником изготовленных им орудий производства. Основная масса населения экономически была сравнительно однородной. Имущественное неравенство проявлялось главным образом в том, что здесь, с одной стороны, выделилась небольшая богатая верхушка, состоящая из паштыков и торговцев-скупщиков, материальное благополучие которой основывалось преимущественно на торгово-ростовщической эксплоатации соплеменников. Однако у значительной части северных алтайцев, кроме небольшой эксплоататорской верхушки, были уже настолько бедные хозяйства, что они вынуждены были существовать, нанимаясь в работники к зажиточным соплеменникам или русским кулакам (кумандинцы, тубалары, частично челканцы и т. д.).

Должность паштыка до включения северных алтайцев в состав России была выборной. Выбираемый паштык должен был, по обычаю, отказываться от должности, когда называли его кандидатуру, и бежать прочь. Вслед за ним бросалось все собрание и ловило его. Поймавшие паштыка держали его до тех пор, пока не подбегало большинство остальных членов собрания и не прикасалось к нему руками, хотя бы к краю одежды.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта