2. Источники для изучения алтайцев


Известно, что кочевой быт имеет различные формы, например постоянное правильное циклическое кочевание со стадами (как у казахов или монголов и теленгитов Кош-Агачского района до революции) в течение всего года, зависящее от поедания корма стадами, расположения водных источников, необходимости укрыться от холодных зимних ветров в защищенных долинах, а также от других постоянно действующих причин. Вместе с этим мы знаем и кочевание сезонное — с зимних пастбищ на летние и обратно (до революции у большинства южных алтайцев), иногда только в вертикальном направлении, как это часто бывает в горах. Имеются и смешанные формы этих вариантов и др. Как бы то ни было, но остается несомненным, что во всех этих случаях мы имеем дело с формами кочевого быта, кочевой культуры, приспособленной к подвижному образу жизни. И если у многих известных нам кочевников наблюдаются некоторые явления, связанные с оседлым бытом (небольшие посевы, срубное постоянное жилище на зимних пастбищах, около которых обычно и производились посевы), то это обстоятельство ни в какой мере не может служить основанием для отрицания у них кочевого быта. Это положение мы должны применить и к ранним кочевникам Алтая, кочевой облик быта и культуры которых не вызывает никаких сомнений.

Погребения кочевников, содержащие предметы наиболее архаического типа, часть которых генетически связана и с памятниками предшествующей стадии (карасукского типа), относятся к майэмирскому этапу развития культуры на Алтае (VII—V вв. до н. э.), получившему наименование по Майэмирской степи в западном Алтае, где встречаются эти погребения. Они тянутся в виде цепочек больших курганов с земляными ' насыпями (например под Солонечным белком и в долине р. Солонечной). В других районах Алтая и в предгорьях они отмечены в виде небольших курганов, где покойник лежит с согнутыми ногами, так же как и в погребениях предыдущих этапов (афанасьевского, андро-новского, карасукского).

Следующим хронологическим этапом являются памятники пазырыкского типа (V—III вв. до н. э.), названные так по имени группы знаменитых пазырыкских курганов, раскопанных С. И. Руденко. Кроме пяти больших пазырыкских курганов им вскрыто два кургана по р. Каракол (приток Урсула), в местности Баш-адар. Курганы этого типа преимущественно с каменными насыпями.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта