Камень с р. Дьелангаш


Интересна стилистика человеческих фигурок. Датированные еще неолитом и ранней бронзой антропоморфные фигурки, будь то писаные на скалах, вырезанные из кости пли вылепленные пз глины, производят впечатление родственных по характеру пзобралчения позы человека. А. И. Окладников в сводной таблице сопоставляет рисунки из Базаихи, Карелии, Свирска, Прибалтики и ТПишкинских скал и, отмечая их специфическую особенность, подчеркивает, что они «имеют характерный изгиб туловища, придающий пм сходство с сидящей или танцующей фигурой»12. Й далее, характеризуя скульптурные изображения Нальчикского могильника, «сидящие» трппольскпе статуэтки и скульптурки древнейших земледельческих культур Южной Европы п Переднего Востока, а также встречающиеся в культурах неолитических и энеолитических земледельцев Средней Азии, Ирана н соседних с ними стран, А. П. Окладников делает заключение, что в этих статуэтках «отражены древние традиции,... связанные с культом яшнского бол^ества плодородия»13. В приведенном нами сводном рисунке изображений с сопредельных территорий — Прибайкалья (Шишкинские скалы, тальминская фигурка 14), Западной Сибири (Томская писаница) и Горного Алтая (р. Дьелангаш) — можно проследить единство изобразительного выражения поклонения божеству пло-доюодия пли мужской производящей силе (рис. 4).

Есть ли прямая связь формы валуна с рисунком на его гранях?

Шаманство наследовало в своих ритуалах древность традиций. Еще в недавнем времени у кумапдинцсв на Алтае па шамана., возлагались функции просителя у божества Коча-капа благосклонности в плодородии 1б. Л. П. Потапов (1946), исследуя религиозные воззрения северных

Рис. 4. Антропоморфные изображения.

1 —антропоморфное изображение на Шишкинских скалах; 2—скульптур ка из кости; 3 — антропоморфное изображение на Томской писанице; 4 — антропоморфное изображение нз Прибайкалья; 53 6 — изображение человечков на камне с р. Ды-лангага.

алтайцев, приводит факты того, что рядовые охотники и старикп могли совершать обряд поклонения духам гор и без участия шаманов^(на основании чего он убежден, что культ этот древнее шаманства). «Хозяева» гор в охотничьих легендах племен Алтая часто выступают в виде мужчин н ясенщип. «,,Горные хозяйки4* охотно вступали в половую связь особенно с молодыми охотниками, делая их за это удачливыми в промысле»10.

Композицию на дьелангаптском валуне, следовательно, можно отнести к идеографическому отображению мпстерии, связанной с культом плодородия. Согбенная поза человечков п сложенные перед лицом ладони рук, подчеркнутые признаки пола, присутствие в композиции шаманов — посредников между молящимися людьми и божествами, наконец, фаллический облик камня — разгадка раритета. Возможно, что рядовой член рода, минуя живого посредника — шамана, мог обратиться посредством общения с «идолом» к тому, па кого он (или она) возлагал надежды в усилении энергии своей плоти.

Предлагая вниманию исследователей реконструкцию изображения и предварительное толкование связи формы камня с нанесенными на его гранях рисунками, автор понимает всю сложность и ответственность положений по ряду причин:

1) мы не можем датировать появление композиции ни неолитом, ни бронзой, хотя обнаруживаем явное сходство стилей танцующих фигурок;

2) изображения шаманов на дьелангашском валуне, хотя и редко встречаются в подобной интерпретации, по все же пе исключение (прпмер: рисунок шаманки на р. Кулепге);

3) предназначался ли валуп для отправления упомянутого выше культа «хозяина» гор? (Рисунки на грани 3 и 4 пе «читаются» — они перевернуты по отношению к другим рисункам. Видимо, тот, кто гравировал рисунок, не предполагал, что камень будет стоять вертикально).

Автор надеется, что данная публикация обратит внимание исследователей на «камерные» произведения древности, ведь в них подчас скрыта информация, прочтение которой сыграло бы значительную роль в изучении исторического прошлого кореппого населения Сибири.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта