4. Кидане и найманы


. э.), что глава усуней Цылими, носивший титул гуньмо, обнародовал, чтобы «никто не смел пасти скот на его пастбищах».

Людской состав общины также не был постоянным и устойчивым. Несмотря на то что в основе этих простейших производственных объединений лежала родоплеменная традиция, их нельзя определить как общины родовые, объединяющие только кровных родственников: родопле-менной состав их был смешанным.

В описанных выше условиях род как кровнородственная организация не мог существовать. Устойчивыми были только родовые и племенные наименования, родовые обычаи и культы, родовые и племенные диалекты, которые были общими для таких объединений, состоящих по существу из разнородных в родственном отношении элементов. Частная собственность на скот и имущественное неравенство создавали условия для развития классовых отношений внутри таких общин. Аристократическая верхушка кочевников обладала большими стадами, ухо;; за которыми осуществляли зависимые от них рядовые кочевники и частично рабы.

Политическая власть верхушки основывалась на богатстве. Об этом убедительно говорит пример известного тюркского кагана Гудулу («Иль-герес-каган» орхонских надписей), который, по свидетельству китайской летописи, «мало-помалу очень разбогател лошадьми, почему объявил себя ханом».

Приведенная характеристика кочевых общин как самодовлеющих и постоянно воспроизводящих себя простейших производственных объединений скотоводов-кочевников объясняет и большую их жизнеспособность. В силу указанных особенностей политические интриги, борьба за власть и богатство различных ханов не затрагивали экономической основы таких кочевых объединений.

У монголов до образования империи Чингис-хана, как, повидимому, и на Алтае и в ближайших к Монголии районах, основной формой производственной организации являлась кочевая сельская община. Такая кочевая община была очень простой по своей структуре и покоилась на совместном кочевании первоначально, видимо, близких и далеких родственников, а затем и не только родственников. Отдельные семьи рода, входящие в состав кочевой общины, вели уже индивидуальное хозяйство, но пастбища, кочевья у них были общими. При этом, разумеется, каждый начальник или предводитель такой кочевой общины знал границы своих пастбищ в любое время года.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта