ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (МАДАЙ-КАРА)


Летит огонь, рокочет гром От стука четырех подков, И лунно-солнечным тавром Скакун помечен с двух боков. Глаза прекрасные черны, Как при затменье две луны, Глядят по обе стороны, И все дороги им видны.
Всех обгоняющий коней, Сильнее прочих скакунов, И целых табунов ценней — Алыпа аргамак таков.
Горой на берегу речном У девяти гранитных скал Аил в сиянье золотом Стогранный каменный стоял. Близ входа в каменный дворец Литая коновязь была, Ее серебряный конец Глубь поднебесья приняла, Другая коновязи часть В мир подземельный уперлась. В подземном мире — Айбыстан В заоблачном — Юч-Курбустан Властители подводят к ней Своих божественных коней. А промежуточная часть, Где вязь узоров растеклась В спокойном свете серебра,— Принадлежит Маадай-Кара.
За стенами гранитных глыб В аиле каменном своем На медном ложе спит алып, Объятый многодневным сном. На одеяле — солнца лик, Кошма — украшена луной, Не пробуждаясь, спит старик, Извечно правивший страной. Лежал он семьдесят ночей, И сделались виски белей. Храпел он восемьдесят дней, И разум сделался темней.
Его жена Алтын-Тарга Сидит одна у очага. Лунообразное лицо Сияет — золота светлей, Солнцеобразное лицо Белеет — серебра светлей.
Ясней рассвета — свежесть щек, И чистый лоб, как холм, высок. Нагрудник, словно небосвод, В богатой россыпи камней. Звезда вечерняя взойдет И тихо гаснет рядом с ней.
Алтын Тарга встает, идет Взглянуть: все так ли без забот В долинах пышных бродит скот, Все так ли весело живет В достатке радостный народ. Взглянула славная жена, Взглянув, была поражена: Везде упадок и разброд — Разбрелся разномастный скот. Идут передние стада, Траву съедают до корней. Плетутся задние стада И гложут землю меж камней. С родной земли и стар и мал За тридцать гор откочевал. Без предводителя народ. Враждует ныне с братом брат. Кто впереди других идет, Теперь удачлив и богат. Кто позади других бредет, Объедкам рад, обноскам рад. Алтай, который светлым был, Подернут пепельною мглой...
Алтын-Тарга вошла в аил
И длинной острою иглой
Алыпа колет, гонит сон:
«Проснись, ты слышишь тяжкий стон?
Вставай, ты слышишь дикий рев?
Беда идет со всех сторон —
Народ покинул отчий кров,
Теперь кочует без конца,
Семья осталась без отца,
Без предводителя народ,
Без пастуха остался скот!»
Алып проснулся, с ложа встал, Из юрты выглянул своей, Огладив голову, сказал: «Проспал я восемьдесят дней, Рассудок, что ли, потерял? Проспал я семьдесят ночей, Совсем я старым, что ли, стал?

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта