ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (МАДАЙ-КАРА)


Старушка добрая взяла, Сынку-алыпу подала Две рукавицы боевых, Чтоб шеи вражеские мять, Две рукавицы золотых, Чтоб сухожилья вражьи рвать. Могучий молодой каан Взял и засунул их в карман.
«Взгляни в алтайские края,— Сказала старая моя,— Оой, оой, смотри туда, Где гор кончается гряда, Оой, оой, смотри, сынок, В истоки десяти дорог».
И Когюдей-Мерген взглянул Туда, откуда несся гул, Откуда доносился гром,— Отмечен солнечным тавром, И лунным отличен тавром, Пасется темно-сивый конь, Прекрасный белогривый конь, Чьи уши небо бороздят, Чьи очи звездами горят, Светлы, как месяц золотой, Из-под ступающих копыт Земля до облака летит. Пушистой гривою густой Укрыты валуны колен, Хвост — ниже щеток, золотой, А грудь — мощнее горных стен. Красив на диво, был такой Конь белогривый, быстрый конь. Он лют в бою, в дороге — скор, Не изнурится никогда, Он сотни рек и сотни гор Преодолеет без труда. Красив и чуток, плотен, сыт — Как нарисованный стоит.

Потник на нем белей, чем луг, Который снегом занесло, И держат шестьдесят подпруг Златое крепкое седло. Крепки нагрудник и узда, Прослужат долгие года. Не лопнут шестьдесят подпруг При спуске в нижнюю страну, Подпруги не порвутся вдруг При взлете в верхнюю страну, Нагрудник — кольцами увит, Златыми бляхами гремит. Плеть с рукоятью золотой Заткнута за луку была, Аркан, свернувшийся змеей, Привязан сзади у седла. Двух кольчатых железных пут Висели сочлененья тут. «Конь из коней», — алып сказал, Погладив конские глаза. Поверх одежды дорогой Надел он крепкий панцирь свой, И сотни пуговиц на нем Сверкнули солнечным огнем. И сто березовых жердей Он привязал к спине своей. Песка речного сто мешков Навьючил на коня с боков. На темно-сивого вскочил, Уселся между лук седла, Поводья крепко ухватил, Слегка подергал удила.
Ногами встал на стремена — И затуманилась луна. Хотел он повернуть коня — Померкло вмиг сиянье дня. Конь драгоценно-золотой Как будто вкопанный стоит, Мотает гривою густой, Глазами карими косит.
«Попробуй сядь — торбок и тот Вовсю брыкается, ревет.
А темно-сивый — что за конь, Неповоротливый такой?» — Так Когюдей-Мерген ворчит. Конь темно-сивый говорит: «Любая девушка, садясь, Коня со свистом плеткой бьет. Таких алыпов отродясь Я не видал.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта