ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (МАДАЙ-КАРА)


Сто гор осталось перейти.
<

Алтай, отеческий аил,
Враги к тебе на полпути!
Как небо в час предгрозовой,
Тут помрачнел алып седой.
Не плакал он две сотни лет,
И страха не было и нет,
Но затмевающую свет,
Длиной с утра и до утра,
Несущую стране беду,
Увидев страшную орду,
Заплакал тут Маадай-Кара
У гор и солнца на виду:
«Коль стар мой конь темно-гнедой
И сам я старый и седой,
Ужель погибнет мой народ
И белый скот под нож пойдет?
Карыш-Кулака моего
Неужто недруги убьют?
Меня неужто самого
В неволю злую уведут?»
Слеза алыпа рассекла Тридцатислойную скалу, Аржаном чистым потекла Сквозь можжевеловую мглу. И, поглядев с гранитных скал, Печально богатырь сказал: «Коль суждено погибнуть мне, Погибну я в родной стране, Где матерь — бурая гора, Где коновязь из серебра, Где у слиянья синих рек Стоит высокий бай терек, Где ждет меня у очага Моя жена Алтын-Тарга, В стране, где солнечный восход, Где лето вечное живет, В краю, где чистые снега, Где неоглядная тайга, Где спрятана душа моя, Алтай умрет — погибну я. Коль жить еще мне суждено, То жить с народом заодно.

Я буду до последних лет Делить с Алтаем тьму и свет. В долины светлые спущусь, К земле родимой возвращусь».
И, на восход пустив коня, Он прибыл ровно за три дня, Качаясь, как больной, в седле, К своим горам, к родной земле.
Когда коня остановил Алып — печален и устал,— Увидел: край прекрасным был, Теперь еще прекрасней стал. Шумит вода, растут леса, Звенят, перелетая в них, Как колокольцы — голоса Кукушек вещих золотых. И златокаменный Алтай, Его необозримый край, Согретый светом ясных дней, Алыпу стал еще родней. Его встречают стар и мал. Закончил долгий той народ. И многочисленнее стал В долинах разномастный скот.
Пар — из ноздрей, из глаз — огонь, Клыкастый встрепенулся конь, И, как широкая заря, Зажглось лицо богатыря. Тут коноводов пятьдесят Бегут коня его встречать, Спешат алыпов шестьдесят, Чтоб под руки каана взять. Стоят его зайсаны в ряд, Одновременно говорят: «Возвеселись, каан родной! Умножен род могучий твой — В узорной люльке золотой Лежит новорожденный сын, Светлей, чем снег твоих седин, Алтын-Тарга тебя ждала И сыну имя не дала».

Алып, встречавших отстраня, Промолвил: «Чем вести коня, Вы лучше принесите мха — Теплей, чем зимняя доха, Пушистей летних облаков. Нарежьте тонких тальников».

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта