ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (МАДАЙ-КАРА)


. Вонзил в березу нож-томрок, Чтоб желобком из тростника Животворящий чистый сок Стекал по капле в рот сынка.
И так сказал алып седой: «Если умрешь, сыночек мой, Все ж не покинешь край родной,
А если суждено взрасти — Проложишь новые пути, Пройдешь поборником добра, Народом будешь не забыт... Пусть защитит тебя гора, Береза-мать благословит. Прошить достойней бедняком, Чем быть у недруга рабом». Так говорил алып седой, Качая тяжко головой, Стирали слезы старика Боками в небе облака. Погоревав, воитель встал, С горы спускаясь, зашагал.
Остался на вершине сын, В родной аил идет каан, И видит он: траву долин Укрыл не снег и не туман,— Одна полна горючих слез, Полна другая — молока. Жена в печали: он унес, Ни слова не сказав, сынка.
Дверь золотую отворил Алып и так проговорил: «Стой-подожди, старуха мать, Не надо плакать-горевать! Зажги очаг, неси вина, Наполни чашу дополна, Пусть правит нашею землей Великий той, прощальный той. И не волнуйся за сынка, Он там, где синь и облака, Березой-матерью согрет, Отцом-горой укрыт от бед. Сынок единственный взрастет И в наш аил пути найдет. Не плачь, жена, зажги очаг. Неумолимый близок враг. Вари еду, неси вина. К Алтаю катится война. Ты знаешь, я за много лет Немало одержал побед.
И вот теперь, когда я сед И прежней силы в теле нет, К нам, затмевая белый свет, Свою орду ведет каан — Кровавоглазый великан, Отродье темноты и зла — По имени Кара-Кула. Пусть чаша горя велика, Ее испить придется, мать, Но будь спокойна за сынка — Ему в неволе не бывать. Жить лучше пешим бедняком, Чем быть у недруга рабом...»
Вздохнула горестно жена, Очнувшись, точно ото сна, Несчастье в сердце погребла, Огонь высокий разожгла. Пар из котла густой валит, Там мясо ста быков бурлит, И варится в другом котле Верблюдов сотня. На столе В одном тепши — сто валухов, Баранины — до облаков.
Батыров знатных и седых Маадай-Кара созвал на той, Красивых женщин молодых Семь дней обносят аракой. Веселье песен золотых Печальный скрасило аил, Пир на девятый день затих, Мадай-Кара проговорил: «Пусть этот пир прощальный наш И арака последних чаш В тяжелый путь готовят нас, Согреют краткий мирный час. Я слаб, вы видите, и сед, И прежней силы больше нет. Узнал о старости моей Зверь, пожирающий людей, Злодей Кара-Кула каан — Непобедимый великан.

Угонит он мой белый скот, Народ в неволю уведет, Но горе и позор тому, Кто скажет злобному ему — Где мой единственный сынок.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта