ПЕСНЬ ВТОРАЯ (МАДАЙ-КАРА)


Судьбою нам с тобой дана Земля, и жизнь, и смерть одна. Мой легконогий верный друг, Что видел-слышал ты вокруг?»
Скакун сказал: «Постой, алып, Здесь у подножья черных глыб, Плечом касаясь брата брат, Кезеры страшные стоят.

Скрывающегося в тени Эрлика — воины они. Стой, мой хозяин, посмотри: Подземные богатыри, Глотающие лунный свет, В их костяках суставов нет. Проклятые, они коней, Как мух привыкли убивать, Нечистые, они мужей Привыкли наземь повергать. Уже седьмой десяток лет, Как мимо них дороги нет. Всем, кто идет-проходит тут, До мозга голову пробьют Чугунным молотом своим, Тяжелым колом золотым. А голодны — живьем сожрут. Такой рубеж поставил тут Землею правящий каан, Кровавоглазый великан, Исчадье темноты и зла По имени Кара-Кула».
«Путь до погибельного дня С рожденья — не наоборот. Ни за тебя, ни за меня Никто на свете не умрет. Ну темно-сивый, стой-держись! Плен унизительный — не жизнь. А смерть геройская — не плен!» Промолвил Когюдей-Мерген, Взлетел в седло. Минуя склон, Подъехал к двум кезерам он.
Чугунный молот до небес Взметнули с грохотом они. Кол тяжеленный до небес Взметнули с хохотом они. Алыпу темя размозжить Уже прицелились они, Коню широкий лоб пробить Уже примерились они.

Но под удар не угодил Алып, коня он своего Одним движеньем осадил И на дыбы взметнул его. Кезеры смотрят на коня: Он легче ветра и огня, Ушами режет облака, Как глыбы — крепкие бока, Округлый карий левый глаз, Как солнце, скрытое звездой, Округлый желтый правый глаз Луноподобен, золотой. Кезеры злобные стоят, Теперь на всадника глядят И видят, что у седока Могуча левая рука, И видят, что у ездока Как туча — правая рука. На крепко сложенной спине Просторно, как среди степей. Алыпа круглый лик в огне, Глаза вечерних звезд ясней. Весь чистым золотом покрыт, В глазах от пуговиц рябит. Один алыпа взгляд и вид Сто тысяч в бегство обратит. Как сталь копыта у коня,— Не убоится он огня. Алып от духа гор рожден, Не устрашится смерти он.
Поднявши плетку, Когюдей Приветствует богатырей: «Ты, парень, вроде бы здоров, Не искрошил своих зубов, Скажи, зачем тогда нужна Тебе кщюка из чугуна? И ты, парнишка, не убог, Имеешь пару крепких ног, И у такого мужика — Зачем чугунная клюка? Про вас в народе говорят, Что убиваете коней.

Про вас во всех краях твердят, Что пожираете мужей. Ну что же — моего коня Убить хотите или нет? Хотите, может, съесть меня?

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта