ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


. Как будто стаей легких стрел Настигнут, метко поражен, Ошеломленный видит он — Распалась надвое скала От голоса Очы-Бала.
С шести вершин громадных гор
Рокочет, скачет камнепад,
Семь дальних голубых озер
Расплескиваются и бурлят.
Орда от страха полегла,
Остыл в глазах каана свет,
Стоит понуро Ак-Дьала,
С натугой говорит в ответ:
«Твой белый скот угнать пришли,
Стада захватим,— говорит,—
Земле погибель принесли,
Народ захватим,— говорит,—
От стойбища оставим дым,
Тебя в рабыню превратим,
А конь твой — грозный, точно гром,—
Отныне станет стригунком!»
На речи эти Ак-Дьала Ответила Очы-Бала: «Не для тебя пасли стада, Ни с чем вернешься — не беда, Безбедный, вольный мой народ Без властелина проживет. Не я пришла в твою страну, Чтоб погрузить ее во тьму, Однако сына я верну Отцу-злодею твоему. Теперь коров моих доить Тебе, воитель, помогу. Теперь твою дурную кровь Тебе пролить я помогу! Меня, хоть станут убивать,— Рабой не сделать никому, И жеребенком не бывать Очы-Дьерену моему!»
Взревел воитель Ак-Дьала, Войска готовы наступать, Отважная Очы-Бала Обидно говорит опять: «Зачем коровий тонкий хвост Ты отрастил себе, каан? Зачем собачий толстый хвост Ты отпустил себе, каан?
Зачем живот, как жирный зоб, Наел, прожорливый каан? Зачем пустой гудящий лоб На голове твоей, каан?»

Сестра, закончив эту речь, Добычу сбросила с седла, Семидесятигранный меч К луне и солнцу подняла, Клыкастый конь ее заржал, Как будто гром или обвал. Как свет летит Очы-Бала К войскам злодея Ак-Дьала. Бронзовошубые войска В сестрицу начали стрелять, И златошубые войска Девицу стали окружать. Как меч, как луч, Очы-Бала Войска на склоне рассекла, Великая Очы-Бала Врагов, как молния, прожгла.

Мечом сверкающим взмахнет — Враз сорок тысяч полегло, Очы-Дьерена повернет — Враз двадцать тысяч полегло. Тут кровь поверженных коней Рекою длинной собралась, Тут кровь растерзанных мужей, Кипя, в долине растеклась. Не вырвать из девичьих рук Шестидесятислойный лук, Не выбить целою ордой Меч богатырский золотой. И тучи стрел летят в нее, Как бешеное воронье, И нет стрелы, чтобы могла Поколебать Очы-Бала!

Орда разбита, полегла, Один остался Ак-Дьала... Не слушая каана речь, Не обнажая острый меч,
Сестра одним рывком с седла Повергла наземь Ак-Дьала. Трусливому пощады нет — Трещит воителя хребет, Хватающие две руки — Хрустят, как слабые сучки.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта