ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Затем, закинув на коня Злодея поперек седла, Коня в обратный путь гоня, Промолвила Очы-Бала: «Вернись обратно, Ак-Боро, Вези домой свое добро, Вези каану из гостей Вязанку сломанных костей. Преодолей обратный путь С батыром поперек седла, Отцу доставить не забудь — Обломки сына — Ак-Дьала. Кан-Тадьи-бию передай, Как довезешь его сынка,— Пускай не гонит на Алтай Поганые свои войска, Скажи — жива Очы-Бала, Скажи — не сделана стрела, Чтобы сразить смогла меня, Чтобы свалить смогла коня. Неправой злобою пылал, Несчастье нес коварный сын, От этого позорно пал Отцу покорный исполин.— Сказала славная сестра,— Стоит алтайская гора, Спасенный мною от невзгод Свободен и силен народ, Струится светом, как всегда, Святая белая вода!» Наказ такой дала она, Назад отправив скакуна.

Очы-Бала, прогнав врага, В раздолье непримятых трав Пастись пустила на луга Очы-Дьерена, расседлав.
Был силой зла лишен ума
Все это время, понял он.
Свет солнца поглотила тьма,
Могучий воин побежден.
Сам в подземельный вечный плен
Явился Когюдей-Мерген.

Он это понял лишь теперь... Открылась Эрлик-бия дверь. С глумливым смехом из дверей, С визгливой песнею своей, В шаманских лентах на груди Эрлика дочь, Кара-Таади — Любимое исчадье зла, Оттуда вышла-подошла. «Зачем стрелою прилетел, Куда и ехать не хотел? Быть может, воину нужна Теперь хорошая жена? Туда, где клялся не бывать, Зачем явиться поспешил? Быть может, ты облюбовать Себе невесту здесь решил? Зачем не на своем коне Приехал в гости ты ко мне? Где конь теперь? Глаза протри, На чем приехал — посмотри!»

Взглянул несчастный — не коней
Табун, копытами стуча,
В долине пасся — по-над ней
Летала тучей саранча.
Тьма ядовитых желтых змей,
Лягушек ядовитых тьма
Свивалась-прыгала по ней,
Но, силой зла лишен ума,
Неверным взором Когюдей
Увидел табуны коней,
Увидел тучные стада.
Не конь каурый — желтый змей
Доставил воина сюда.
И, в мир подземный занесен,
Теперь остался пешим он.
«Под солнце ясное, туда, Поверь, мой милый, никогда Вернуть тебя не захочу, А захочу — так не смогу, Ведь тело я твое сожгу, И стану жить с твоей душой, И ты навеки будешь мой!»
Не выпускающих из рук Железный меч и черный лук, Двух сторожей-богатырей Колдунья ставит у дверей, Чтоб Когюдея охранять, Всех от алыпа отгонять. Вечно живущие в ночи, Глядят, любуясь, силачи, Алыпа дивной красотой, И говорят между собой: «Алтаем солнечным рожден — О, как красив, несчастный, он!

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта