ПЕСНЬ ПЕРВАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


! Алтаем лунным создан он, О, как, несчастный, молод он!»
Пока толкуют так о нем, Так удивляются вдвоем, Донесся свист, и свет мелькнул, И легкий ветерок подул: Над бездной — сер, четырехкрыл, Снижаясь, беркут закружил. Вдруг камнем он упал, и вмиг — Узду, оружие, потник, Седло, алыпа самого — Схватил и взмыл, и нет его.
Два стража так изумлены, Два силача поражены, Вскочили и, разинув рты, Не сводят взгляда с высоты. И тут, зубами скрежеща, Бежит колдунья из дверей, Спешит, разгневанно крича, Добычи не найдя своей: «Эрлика лучшие стрелки, Чего торчите, как пеньки?
Снимает смелая сестра Кровавые доспехи с плеч, Кидает младшая сестра Могучий лук и острый меч.

И к ней подходит Очыра И говорит: «Постой, сестра, Скажи, сестрица, что с тобой? Ты завязала страшный бой, Ты изрубила тьму людей, Ты море крови пролила, Ты погубила тьму коней, Позор на землю навлекла... Зачем убила Ак-Дьала? За ним спокойно бы жила, Он стал бы мирно жить с тобой, Он стал бы властвовать страной... Поспешно думаешь, сестра, Сама решаешь, погоди, Про то не думаешь, сестра, Что с нами будет впереди!»

Но на слова своей сестры — Небесноликой Очыры Ни слова не произнесла Неукротимая сестра, Свободная Очы-Бала Сидела молча, как скала. «Пришельцу злому веры нет, Чужой каан стране во вред» — Так думала Очы-Бала С тех пор, как разум обрела, И только на себя она Всегда надеялась сполна. Сидит спокойна и сильна — Скалой литой из серебра — С улыбкой младшая сестра. Когда пора пришла, она, Как заходящая луна, . Как камень золотой, легла, Уснула, спит Очы-Бала... Не говорит, что хочет есть, Несут еды — не стала есть,
Не говорит, что хочет пить, Несут воды — не стала пить. Семь дней и семь ночей спала Сестра-алып Очы-Бала, Но чутко слышала во сне Все, что и в дальней стороне Кааны трех углов земли Замыслить злобное могли, Про все их помыслы, дела Проведала Очы-Бала. На новолунье, в третью ночь Небесного Алтая дочь, Полна несокрушимых сил,— Покинула родной аил. С бронзовокаменных вершин Стекает речка Бодютын Легка волна и холодна, Ласкает девушку она.
Светлей небесного огня — Снаряжена (^чы-Бала, Седлает девушка коня, Сестрице говорит с седла: «Пришла прощания пора, Прощай, родимая сестра! В день третий тающей луны Вернусь из дальней стороны, Все, что увижу-погляжу, Вернусь живою — расскажу. Ты охраняй наш белый скот, Ты наставляй родной народ...»
Поводья тронула она, Пропала — вихрем взнесена. Где конь стоял — остался след, Куда умчался — следа нет!

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта