ПЕСНЬ ВТОРАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Рабынею моей уйдешь, Решай сама — или умрешь!»

Усмешка тронула уста, Улыбка — уголочки рта, От смелых слов Очы-Бала Зарокотала высота: «Еще не ослабела я, Сражусь с тобою,— говорит,—
Еще не оробела я,
Готова к бою,— говорит,—
Стреляя сдуру, никогда
Не станешь метким,— говорит,
Болтая много, никогда
Не станешь умным»,— говорит

Спешила черная орда Кольцом сестрицу окружить, Решила силою орда Коня девицы с ног свалить, Сестра достоинства полна, Стоит спокойная она. Покуда ни одна стрела Пробить кольчугу не смогла, Не смог ничей тяжелый меч Наплечник девушки рассечь.

Очы-Бала мечом взмахнет — Враз сорок тысяч полегло, Очы-Дьерен с горы шагнет — Вмиг двадцать тысяч полегло. Противник под руку попал — Перелетел за перевал, Забыл себя, не чуя ног, Закувыркался, как мешок. Своих врагов Очы-Бала Смела с Алтая, как метла, Поработители, как прах, Пропав, рассеялись в степях.

Один остался Ак-Дьала... Отважная, к отродью зла Приблизилась Очы-Бала, Поганца сбросила с седла, Трусливому пощады нет — Трещит грабителя хребет, Хватающие две руки — Хрустят, как хлипкие сучки. Лихой сынок, лишенный ног, Лежит, как кожаный мешок. Закинув поперек седла Злодея на его коня,
Промолвила Очы-Бала, Коня в обратный путь гоня: «Вернись обратно, Ак-Боро, Вези домой свое добро, Сверши скорей печальный путь С кезером поперек седла, Отцу доставить не забудь Останки сына — Ак-Дьала. Он дважды начинал войну, Он дважды с войском приходил, Он дважды возмущал страну, Он дважды гибель заслужил. Покуда Кан-Тадьи силен — Пусть воскрешает сына он, Пускай, однако, Кан-Тадьи Пересчитает дни свои. Со мной не будет воевать — Сама войною не пойду, Со мной захочет воевать — Себе накликает беду. Меня — хоть станут убивать — Рабой не сделать никому, И жеребенком не бывать Очы-Дьерену моему!»

Пастись красавица коня Пустила на луга свои. Как дым от ясного огня, К становью злого Кан-Тадьи Клыкастый Ак-Боро летит, Он дни и ночи напролет Дорогой горькою бежит, Он тело мертвое несет, Доставить кости он спешит.

Как только злобный Кан-Тадьи Коня и сына увидал, Кровавоглазый Кан-Тадьи, Качаясь, на землю упал, Катаясь, принялся реветь, Как будто раненый медведь, Как будто острая стрела Каану печень рассекла!
Короткопалую ладонь Кан-Тадьи-бий кладет в огонь, И громко начинает выть, И горько плакать-говорить: «Спеша, поработить решил Сестрицу в дальней стороне! О, где мой толстый .разум был? О, горе мне! О, горе мне!

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта