ПЕСНЬ ВТОРАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


! Намеревался — белый скот Набегом, силой захватить, Не обижавший нас народ Надеялся поработить,— Опять погинули войска, Остались кости от сынка, Озера крови пролились, Отважных души прервались... Совсем башка моя глупа, С сестрой затеявшая бой, С ней, не имеющей пупа, С родившейся сама собой, Чей голос грозен, точно гром, Чья стать — отвесная скала, С девицею-богатырем, С сестрицею Очы-Бала! Я погубил войска свои, Я сам себе беду принес!..» Так причитает Кан-Тадьи, Так проливает ведра слез. Кровавым горем удручен, Как поступить, не знает он, Бедой великою сражен, Без слов на сына смотрит он...
Пал и рассеялся туман, Пропала пепельная мгла, Решился наконец каан Сам одолеть Очы-Бала...
Пастись пустивши скакуна, Полна сестрица прежних сил — Весне подобная, она Вошла в свой каменный аил. Неослабевший боевой Непобедимый лук сняла,
Непотускневший меч стальной Повесила Очы-Бала, Присела к очагу с сестрой, Прекрасноликой Очырой,— Совсем расстроена она, Сомненья страшного полна, С тревогой горькою глядит, Сестрице младшей говорит: «Сестрица, слишком ты быстра, Сестра родная, погоди, Совсем не думаешь, сестра, Свершится горе впереди! Теперь Алтаю не цвести, Твои кровавые следы — Тревоги торные пути, Тропинки тягостной беды. Ты погубила тьму людей, Ты реки крови пролила, Ты порубила тьму коней, Ты зло на землю навлекла, На златокаменный Алтай, На беспечальный мирный край! Костей коней — до облаков, Ты видишь, смелая сестра? Как камень голых черепов — Ты видишь — целая гора? Кровавых сколько меж долин, Качаясь, зыблется трясин? Зла, беспощадна ты была, За это наказанье жди, Зачем убила Ак-Дьала. За все заплатишь, погоди!.. Чернее, чем ночная мгла, Чтоб отомстить за Ак-Дьала — Кровавоглазый Кан-Тадьи К нам приведет войска свои, От человечьей крови пьян, Он человечьим мясом сыт, Ест-пьет из черепа каан, Его аил костями крыт, И человечьим языком Он подметает свой аил, И с милосердьем незнаком, Он непомерных полон сил!»
На сетования сестры — Небесноликой Очыры — Ни слова не произнесла, Нема сидит Очы-Бала, Светла, как солнце в небесах, Сравнима с вешнею звездой, С улыбкой тихой на устах, Сидит, как камень золотой...

Сидела, думая, она,
Спокойно девушка легла,
Светла, как летняя луна,
Семь дней спала Очы-Бала,
И семь ночей была она
В просторный сон погружена,
И отдыхал девичий ум
От тяжких, точно тучи, дум...

Вот новолунья третья ночь Взошла над миром и прошла, Алтая золотая дочь Аила полог подняла.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта