ПЕСНЬ ВТОРАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Со златокаменных вершин Стекает с грохотом, черна, Лихая речка Кодютын , Ласкает девушку она. Становится Очы-Бала Свежей, милее, чем была. «Спала я много,— говорит,— Кой-что увидела во сне, Какой дорогой,— говорит,— Куда теперь поехать мне?»

И нет в душе ее вины, И не боится никого, И, точно не было войны, Играет в сердце озорство.

Скакун ее во весь опор Слетает к ней с таежных гор, Очы-Дьерена начала Опять седлать Очы-Бала.
Со страхом тайным на сестру, С тревогой смотрит Очыра. Слова — подобны серебру — Сказала младшая сестра: «В становье бия Кан-Тадьи Сама теперь направлю путь, В глазницы злые Кан-Тадьи Сама хочу я заглянуть. Коль у него душа светла, Пусть скажет все, как человек. Коль полон он вражды и зла, Прервет каан свой долгий век. Сосед со мною воевал, Что ж мне стесняться,— говорит, -Сынка с ордою посылал, Что ж мне пугаться,— говорит,— Страны враждебной нам края Сама хочу разведать я!»
В два тажуура для вина Деревьев листья превратив, Их разукрасила она, И каждый крепок и красив. И шестьдесят цветков собрав, Готовит араку она, И пятьдесят сорвавши трав, Хмельного выгнала вина. И превращенных из камней, Из града — встали перед ней Крутая золота гора, Курган монет из серебра. Сосуд из белого свинца Наполнен черной аракой, Гудит от зрелого винца Сосуд узорный золотой.
Уздой узорною звеня, Взнуздала девушка коня, Затем, на войлочный потник, Зеленый, точно летний луг, Седло кладет она и вмиг Затягивает сто подпруг.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта