ПЕСНЬ ВТОРАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Кааны трех сторон земли Понять сестрицу не могли.
«Теперь, куда ни убеги,
Как частокол стоят враги.
Неужто девушка сейчас
За смертью к бию собралась?»-
Кааны двух сторон земли
Найти ответа не могли.
«Отцов лишила нас она, Осиротила нас она, Не зная гибели своей, Не трудно, видно, ехать ей... Прекрасно подлая поет, Посмотрим, как она помрет!» — Родня погибших от коня, Родня погибших от меча — Плевались, девушку кляня, Проклятья ей вослед крича...
Крылатый огненный скакун Копытом гору проломил, В страну — светлее зимних лун Сестре дорогу проложил. В пролом проехала она, Спустилась с грохотом с горы, Кюлюк-каана здесь страна — Кровавые стоят шатры...
В тени семисуставных стен, В стране светлее зимних лун — Встал на скаку Очы-Дьерен, Великий пламенный скакун.
На миг прислушался к земле, Небесный осмотрел простор, И нечто темное во мгле Заметил он под мышкой гор.

Обеспокоена была Отважная Очы-Бала, Она покинула седло, Сказала: «Конь — мое крыло, Нам жить единою судьбой, Нам вместе умирать с тобой, Там, у подоблачной межи Ты что увидел — расскажи? Какую злую гибель там Кан-Тадьи-бий готовит нам?»

Очы-Дьерен ответил ей, Хозяйке золотой своей: «Мне все известно на земле, Знаком небесный мне простор, Но не понятно, что во мгле Заметил я под мышкой гор. Один конец в земле исчез, Другой — касается небес, Здесь незаметно не пройти, Здесь обходного нет пути, Что за преграда впереди — Сама, хозяйка, погляди».

Тревожится Очы-Бала, Трубу подзорную взяла, Глядела пристально она, Гадала — что там впереди: Гора громадная видна, Грохочет гром в ее груди, Глаза стоят на лбу горы, , Глядят две темные дыры, Грозящий и дымящий рот — Гудящий в подземелье вход, Огромные рога торчат От льдов заоблачных — белы, И уши грозные торчат, Как две морозные скалы...
Кто встал, прервав собою свет, Как разобраться-угадать: Коль человек — обличья нет, Коль зверь, то шерсти не видать? На правом роге той горы Видны гниющие быки, На левом роге, как бугры, Видны присохшие стрелки. Закрыл собою сто долин Зловеще-странный исполин. Оттуда едущих — съедал, Подкинув выше облаков, Отсюда скачущих — глотал, Об скалы череп расколов. Чтобы пролиться — крови нет, Какой же страстью создан он? Души, чтобы прерваться, нет, Какою силой сотворен?

Такое, значит, существо Тут водится у Кан-Тадьи, Оно владения его Оберегает, как свои.

Все разглядев, Очы-Бала Весьма растерянна была, Схватила толстую сутру, Достала лунную самру . Раскрыла мудрую сутру, Листала вещую самру.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта