ПЕСНЬ ВТОРАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Со дна небес на дно земли Скорей верните мне его!»
старший сторож лук согнул, Стрелу крылатую метнул, Но смерть несущая стрела У шеи беркута прошла. И младший сторож лук согнул, Стрелу свистящую метнул, Но ядовитая стрела, Хвост беркута задев, прошла. Колдунья черная взялась От злости причитать и выть И черным словом поклялась За все алыпу отомстить...
Четырехкрылый беркут вмиг
В краях Алтая отыскал
Живой целительный родник,
Аржан, текущий из-под скал.
Вода чистейшая текла
В долине у подножья гор,
Живая собрана была
В сосуды девяти озер:
В трех — словно молоко тепла,
В трех — от поверхности до дна,
Как лед, стояла холодна,
В трех — от поверхности до дна
Была кипящею она.
Алыпа в воды всех озер Могучий беркут окунул, И засветился жизнью взор, И облегченно он вздохнул. Все кости вправились, срослись, Аржан все раны исцелил... Алыпа беркут поднял ввысь, На поле чистом опустил. И вот над головой своей, Очнувшись, видит Когюдей В сиянье радостного дня Родного верного коня.

Конь белогривый, это он Был в беркута преображен, Из-под земли алыпа спас И излечил его сейчас.

Сказал тут белогривый конь, Промолвил темно-сивый конь: «Ругал уставшего меня, Прогнал, тяжелой плетью бил, Сменял на нового коня, А я тебя не позабыл. Когда б не я, хозяин мой, Ты стал бы прахом и золой».

«Злодейкой околдован был, Плохое дело совершил, Меня, коль можешь, не вини, Обиды в сердце не храни, Кара-Таади я не прощу, С лихвою подлой отомщу». Так, силы злобные кляня, Воитель уверял коня.

Закончив речь, он стал опять Коня-спасителя седлать. Он на потник, белей, чем луг, Который снегом занесло, Затягивая сто подпруг, Кладет двулукое седло. И конь его готов опять В края алтайские скакать. Танцует темно-сивый конь, Прекрасный белогривый конь. Не приминая мягких трав, Красивой иноходью мчит, Высоких не ломая трав, Стрелою легкою летит. Он перемахивает, скор, Макушки поднебесных гор, Лопатки высоченных гор, Загривки невысоких гор. Распластываясь, конь бежит — Степь буйнотравная дрожит.

«Из лошадиных черепов Зачем поставил здесь аил? Из человечьих потрохов Зачем похлебки наварил? Зачем приехавших съедал, Закинув выше облаков? Зачем заехавших глотал, Злодейски череп расколов? Хочу узнать — как ты живешь, Решился на тебя взглянуть, Хочу — что с глупого возьмешь? — Рога твои слегка боднуть.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта