ПЕСНЬ ВТОРАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Семь дней и семь ночей она В просторный сон погружена, Но, землю слушая, спала Небесная Очы-Бала, Ей сон провиденье явил, Прибавил вдесятеро сил, Ей сон грядущее открыл — Красою новой наделил.

Три ночи новая луна Обходит звездный небосвод, И, лунолика и стройна, Проснувшись, девушка встает. Шумит залив молочных вод, Волна студеная светла, Веселой рыбою плывет, Купается Очы-Бала.

Ступила на берег она — Свежа, красива и сильна. Глаза ее цветут добром, Уста — дыханьем молодым, Грудь отливает серебром,
Колени — золотом литым, Горячей бронзою — стопа. Живот без выемки пупа Свидетельствует, что она Сама собою рождена. Одну из нежно-лунных скал Извечно матерью звала, Огромный солнечный увал Зовет отцом Очы-Бала. Стоит бесстрашная она — Простором вод окружена, Мощнее стала в десять раз — В бою никто не победит, Красивей стала в девять раз — В огонь поставишь — не сгорит.
Уздечкой звонко-золотой Взмахнула девушка, и вмиг Пред нею огненно-гнедой, Как пламя чистое, возник Конь-эрдине Очы-Дьерен, Чья стать мощнее горных стен. Он стал сильнее в десять раз От исцеляющих цветков, Он стал красивей в девять раз От заповедных родников.
Березу нежно обняла Красавица Очы-Бала, Со стройною березой той Простилась словно бы с сестрой. Конь в золоте и в серебре — Подобен солнечной горе, В седле сестрица на коне — Подобна молодой луне... Она наступит на валун — Расплющет камень, как творог, Ударит по скале скакун — Скала раскрошится в песок!
Очы-Бала в седле поет, Слова певучие летят, И птицы, слушая ее, Густою стаею летят.
Луг расцветающий затих, Кустарник зашумел листвой, И две кукушки золотых Летят за песне^ золотой. Ее солнцеподобный лик Светлее серебра блестит, Ее луноподобный лик Яснее золота горит. Очы-Бала прекрасный вид Богатырям глаза слепит, Любой, кто девушку встречал, От удивленья замирал.
Кааны трех сторон земли, Вблизи живущие, вдали,— Когда был связан синий бык, Когда повержен пороз был, Услышали громовый рык, Каанов ужас охватил. Когда упал смердящий зверь — Вздохнув, подумали они: «Не к нам ли путь ее теперь, Не перервутся ль наши дни?»
Как от мороза задрожав,
Колени до земли склонив,
Глаза от ужаса зажав,
Под шубы спрятались они.
«Великого богатыря —
Не видеть лучше,— говорят,—
Столикого богатыря —
Не трогать лучше»,— говорят.
Вскипела пепельная мгла, Допела песнь Очы-Бала, Поводья тронула она, Пропала — вихрем взнесена. Где конь стоял — остался след, Куда умчался — следа нет!

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта