ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Здесь много разного добра — И золота и серебра, Здесь слитки с голову быка, Здесь слитки с голову козла, Меха лежат, как облака, Висит оружье — без числа.
С железным тополем в руке, С копьем тяжелым в кулаке, За золотым столом один Зловещий виден властелин.
Гремит он счетами — учет Богатырям своим ведет, Готовит воинство в поход, Народам делает расчет. На земли девушек-сестер Направил свой кровавый взор.
Увидев властелина тут, Открыла девушка сосуд, Покрытый вязью золотой, Вином наполнила чочой, На правое колено встав, Пять дней без отдыха поет, — Цветы густеют на кустах, На скалах танталай цветет. Как золотой песок, как мед, Напев красавицы течет... И вновь с очей упал туман, И снова в зале — никого, И вновь пред нею не каан — Изображение его.
И видит девушка теперь Порог высокий золотой, И раскрывает настежь дверь, И в зале, светом залитой, Увидела Очы-Бала: Воитель,мрачный Ак-ДьаГла, Каана злого сын живой, Сидит в кольчуге боевой, И возле сына своего Хлопочет-ходит мать его.
Сестрица к старой подошла, Поцеловала-обняла, Спросила: как идут дела, Обилен и здоров ли скот, Богат и весел ли народ? Затем, наполнив аракой Чочой узорный золотой, Его с почтеньем подает, Красиво, ласково поет. Алтын-Шуру чочой взяла — Крепка у гостьи арака,
Чочой не принял Ак-Дьала, Сынок не сделал ни глотка...
Девица славная опять Дворец покинула, она Пошла гнедого отвязать, Пустить на волю скакуна. Вот — беркутом трехкрылым конь Взмыл в глубину седых небес, Под самый солнечный огонь Поднялся с шумом и исчез.
Безжалостные удальцы, Увидев беркута, дрожат. Бесчисленные молодцы, Услышав беркута, лежат. Их шум великий повалил, Лишил сознания и сил, И вдоль, и поперек земли Лежат воители в пыли.
Великая Очы-Бала В аил каана вновь вошла, В узорной вязи, золотой Вином наполнила чочой, Перед старухою она Стоит почтительно скромна. И за чочоем пьет чочой Старуха — только наливай, Спьяна не двинет головой — Свалилась на пол абакай. Подскакивают десять слуг, Подхватывают абакай, В постель просторную, как луг, Укладывают абакай. Прикрыли мягкою дохой, Спустили полог меховой.
Прекрасная Очы-Бала Перед кааном Ак-Дьала Печально, горестно поет, Покорно чашку подает. Постигнув смысл печальных слов, Узнавший девушку давно,

Сидел он — злобен и суров, С вином чочой не принял, но Так песня горькая грустна, Как яд в душе горит она, От песни жалобной такой — Все тело налито тоской. «Вина глоточек никогда Не делал воину вреда, Что пил,*однако, что не пил...

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта