ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ (ОЧЫ-БАЛА)


. Что конь пасется по ночам — Зверь ни один не замечал...

«Нет богатырского коня, И богатырши нет самой, — Растаяла средь бела дня, Решила кочевать домой? Сынка споила допьяна, Свалила набок абакай, Страшась властителя, она Скорей вернулась на Алтай?
Сидят толпою дотемна —
Едва подоят семь коров,
Простушка девушка одна
Подоит семьдесят коров.
Галдят толпою дотемна —
Едва подоят семь овец,
Простушка девушка, она
Подоит семьдесят овец.
Глядишь — уже простушкой сшит
Такой вместительный аркыт,
Что весь собравшийся народ
Чегень потом неделю пьет,
Пьет две недели араку,
Ест до отвала свежий сыр,
Забыл про горе и тоску,
Завел на брюхе толстый жир.
Алыпы, знавшие войну,
Теперь раздались в ширину,
Кто был душой как злобный зверь,
Размяк, обмаслился теперь.
Не успевая пить и есть —
Кто пьян проснется — этю; сыт.
Все молодцы забыли честь,
Все удальцы забыли стыд.
Меж тем догадка никому
На жирный разум не пришла,

Не видно пьяному уму — Что так хитрит Очы-Бала...

А нищий, скученный народ, Больной измученный народ, Лишенный девушкой забот, Благодарения поет. Все больше у нее подруг, И что ни день — то шире круг Знакомых девушек у той Служанки вроде бы простой.

Отборных ладных молодиц, Чьи лица — радостная медь, Красивых ласковых девиц Протяжно научила петь. Парней простушка собрала, Бездельничавших до сих пор, Им, научив играть, дала Стальной комыс, лесной шоор Простушка, выбрав из парней Тех, кто способней и умней, Семь дней учила их писать, Шесть дней учила их читать.
Сидят сынок с Алтын-Шуру, Не беспокоясь пьют-едят, Народа слушают игру, На пляски девушек глядят.

Танцует девушка — стройна, Сравнима с летнею луной, Поет кукушкою она, Гудит на дудке травяной. Слова ее пьяней вина, Сама — как облако легка, На самом деле — кто она — Никто не ведает пока. Все видят, что среди людей Великой богатырши нет, Все знают, что среди коней Пропал Очы-Дьерена след.

...Однажды мать Алтын-Шуру Проснулась рано поутру, С постели соболиной встав, Суставы старые размяв, Проворных слуг она зовет, Чтобы еду тащили ей, И слушать песни, без забот Усаживается плотней. Единственного позвала Обедать сына Ак-Дьала.

Лежит на блюдце золотом Мясная жирная гора, С неиссякаемым вином Стоит бадья из серебра.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта