ПЕСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


*
* * *

Не я придумал,— эта песнь Живет в народе много лет.
Все, что рассказываю здесь, Еще рассказывал мой дед:
«Все братья кровные твои — Потомки Очыры-Мандьи, Небесноликая сестра, Земная матерь — Очыра Дала существованье нам — Всем на Алтае племенам, Сынок, свидетельству внемли: Мандьи — ведь это дух Земли...»
Я долго пел, но ничего
Не изменял, не добавлял,
Из песни деда своего
Ни слова я не убавлял.
Судьбу девицы молодой
Узнает слушавший народ.
А молодежь из песни той
Свой неизменный смысл поймет.

Топшур кедровый верный мой Пусть служит долгие года, Гортанный громкий голос мой Пусть не ослабнет никогда.
Красавица Очы-Бала Пусть смотрит мирная с высот, Пусть в мире счастья и тепла Живет алтайский мой народ!
В дохе, что как снега бела,
Заканчиваю славный кай,
К селу поеду от села,
Объеду солнечный Алтай,
И песню новую спою
В своих горах, в родном краю!..

ОЧЫ-БАЛА
Перевод сказания «Очы-Бала» осуществлен по изданию «Алтай батырлар» («Богатыри Алтая»), выпущенному в свет Горно-Алтайским отделением Ал тайского книжного издательства в году с некоторыми сокращениями. Поэтому один из важных для сюжета эпизодов, не включенный в издание оригинала, отсутствует и в переводе. Учитывая его важность для более целостного восприятия образа девушки-богатыря Очы-Бала, приводим его в кратком пересказе.
С мирными намереньями прибывает Очы-Бала в стан злобного Кан-Тадьи и становится жертвой коварства его жены и сына. Однако девушка предвидела воз¬можную гибель и поэтому отдала волшебные камень и платок Кан-Тадьи своему вещему коню, который и воскресил свою хозяйку. Ожив, Очы-Бала принимает облик девушки-простушки и, усыпив тем самым подозрительность врагов, пере¬ходит к активной борьбе с ними.

Нагрудник с кольцами потом Обводит, крепит Когюдей.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта