ПЕСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Сидит с ним рядом Ак-Дьала, Смущенная жена пришла, Сам открывает золотой Сосуд с веселой аракой...
Простушка девушка одна
Плясать осталась, песни петь,
Она легка, она стройна,
Она — как солнечная медь.
Густые волосы ее
В косички крепко сплетены,
Косички темные ее
Как речки — вьются вдоль спины.
Глаза — черемухи черней,
И в каждом тонет свет звезды,
Лицо прекрасное свежей Летящей радужной воды.

«Откуда все же завелась, Откуда девушка взялась? Посмотришь — вроде бы проста, А приглядишься — красота! Прикинешь — вроде не видна, Присмотришься — сильна она!» Каан толкует, удивлен, Своим глазам не верит он.

Проворно девушка взяла Просторный черный тажуур, Простушка быстро принесла Большой узорный тажуур, С краями чашку налила, С красивой песней поднесла. В напеве звонкой песни той Кукушки летние слышны, В словах красивой песни той Цветы весенние видны.

Польщенный щурится каан, Племянница Бодо-Быркан — Послушная раба его, Почтив владыку своего, Униженно к земле припав, На правое колено встав, Ему вручила золотой, Звездой украшенный, чочой. Цветочных запахов волна Легко исходит от вина.

Не ожидая близких бед, Забыв про богатырский след, Забыв, что тут в гостях была Защитница Очы-Бала, Горячий — «оп!» не говоря, Горчащий — «ох!» не говоря, Каан опять испил до дна Чочой приятного вина.
Расплылся жиром и размяк, Расслабился его костяк, И три десятка верных слуг Еду приносят повкусней, Толпою вертятся вокруг, Куски приносят пожирней. Узрел каан: опять несут С вином увесистый сосуд — Узорный, красно-золотой, Хмельною полный аракой. Сосуд тяжелый подняла Простушка, в чашке золотой Кан-Тадьи-бию подала Хмельной, на сотне трав настой Перед властителем она Стоит почтительно скромна.
Народ объял холодный страх, Народ притих, как будто ночь, Кааны, бывшие в гостях, Сидят, разъехаться не прочь.
От песни звонкой, как весна, — Ребенком глянет исполин, От песни плавной, как волна, Мальчишкой станет властелин, Кедровник издавна сухой Зазеленел от песни той, Кустарник, восемь лет сухой, Покрылся новою листвой.
За Кан-Дьерена — честь свою, За крылья верные свои, За друга первого в бою — Ну, как не выпить Кан-Тадьи?

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта