ПЕСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ (ОЧЫ-БАЛА)


Каан, которым правит блажь, Идя наперекор судьбе, Беду накликал сам себе!
Ты с пораженьем незнаком,
Вознесся высоко, ну что ж,
Ты скоро упадешь ничком,
В навозе червем поползешь!» —
Великая сказала так,
В долине встретила табун,
В нем, рыжих кобылиц вожак,
Был красно-пламенный скакун.
За жеребцом летит она,
Свалила на бок на ходу,
Вмиг обратала скакуна,
Надела крепкую узду.
К дверям стогранного дворца
Она подводит жеребца.
«Вот, — говорит, — Очы-Дьерен
Попал к тебе, воитель, в плен».
Отважная Очы-Бала
На гору черную взошла,
Скалу красивую нашла,
Своей рукой оторвала,
Скала блестела, как луна,
Светилась чистым серебром,
Сияла золотом она
Под светлым солнечным лучом.
В свое подобье превратив
Великолепную скалу,
В свои одежды нарядив
Еще одну Очы-Балу,
Ее веревкой оплела,
В дворец каана принесла
И водрузила на топчан:
«Исполнен твой приказ, каан,
Я богатыршу привела,
Перед тобой — Очы-Бала!»
С кровавой думою каан, Коварный, злобный великан, С округлой черной головой, С железной палкою кривой, — Он люд подземный покорил, Он всех шулмусов победил, Подземный мир насквозь прошел, Он Дьельбегена поборол, —

¦

Чинивший бедствия каан, От человечьей крови пьян, Срубивши голову, злодей Ее укладывал к ногам, Отсекши ноги у людей, Бросал на головы врагам, — Увидел: перед ним была Великая Очы-Бала.
Взревел, как зверь, отродье зла, Как будто острая стрела Меж ребер каменных прошла, Стальные легкие прожгла... Глаза — два черные котла, И там вскипела кровь — густа, Слова, исполненные зла, Летят обвалом изо рта:
«Сгубила ты народу тьму — Тебе Ёсе мало, — говорит, — Хребет сыночку моему Переломала, — говорит, — Убила тысячи коней И не устала, — говорит, — С издевкой мертвого ко мне Ты отправляла, — говорит, — За боевых моих коней — Твой конь хотя бы, — говорит, Но ты моих богатырей Не стоишь, баба», — говорит.
Катилась злоба с языка, Разгоряченный, бий вспотел И, руки уперев в бока, Ходил, суставами скрипел. Хмельному не понять уму, Что им руководит вино, И стать посмешищем ему, А не героем суждено. И не Очы-Дьерена он Стреножил и швырнул в загон, А в жеребце из табуна Спьяна увидел скакуна. Переодетую скалу Он принял за Очы-Балу...

Решив ей кости поломать, Пошел скалу давить и мять, Цепями тяжкими связал, Железом твердым заковал И сбросить слугам приказал В бездонный каменный провал.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта