ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ (МАДАЙ-КАРА)


. Большая черная скала Девятигранною была.

«Тому из вас богатырю
Я дочь родную подарю,
Кто сможет камень раздробить,
Ногой на части разломить».
Кааны с трех сторон земли
Ногами били дотемна,
Скалу разрушить не смогли,
Стоит, не дрогнувши, она,
С лопатками, как валуны,
Скалу пинали силачи,
Лишь грохот слышался в ночи
При свете молодой луны.
Девятигранная скала
Стоит, не дрогнувши, цела.
Алтын-Визе, Темир-Бизе — Мужи, подобные грозе, Могучие, в рассветной мгле Ногами били по скале. Большая черная скала Стоит незыблемо, цела. Алып, родившийся во мгле, Когда ударил по скале Кувакайчи — исчадье зла, Качнулась, дрогнула скала. Кааны с четырех сторон Стоят, глядят, удивлены; Кезеры множества племен Безмолвствуют, поражены.
Как только полдень наступил, Сам Когюдей-Мерген вскочил, «И я попробую!» — сказал, К скале проворно подбежал, Ударил крепкою ногой, И разлетелась мошкарой Девятигранная скала. На месте, где она была, Песок рассыпан, как талкан. И Кюн-каан и Ай-каан Поражены, удивлены. И все батыры многих стран Изумлены, восхищены И отступают, смущены.

И каждый в стойбище свое Направил верного коня.
Тут дочь Эрлика предстает,
Бранясь, хозяина кляня:
«Мы, свадебный устроив той,
Зачем народ кормили твой?
Зачем поили аракой
Весь этот съехавшийся сброд?
Выходит все наоборот!
Из наших рук, каан, ты пьешь,
А дочь — другому отдаешь?»
Стояла так она, крича,
Серьгами медными бренча.
Шагнул к ней славный Когюдей, Колдунье бешеной сказал: «Еды отравленной твоей Не ел, веселья не видал, Вина поганого не пил, В трех состязаньях победил, Алтын-Кюскю теперь должна Со мною ехать, как жена. Не прыгай, ты как воробей, Как сеноставка — не свисти, Иначе до страны своей Костей тебе не донести. Все поломаю, как одну, И набок голову сверну!»
Кара-Таади, как зверь, рычит,
От злости, как змея, шипит:
«Тебе я это не прощу,
Тебе за это отомщу.
Я на любом пути твоем
Пихтовым повалюсь бревном,
Густым валежником паду,
В любой стране тебя найду.
Узнаешь горе и беду,
Я в стойбище твое приду
И за собою уведу
В подземный мир отца и мать,
Тебе их больше не видать,
Обиды этой не прощу,
В подземный мир тебя спущу!»
Так дочь Эрлика поклялась, Земля под нею сотряслась, Поднялся ядовитый дым. С народом, и добром своим, И с братом — прыгнула она Сквозь семь слоев земли — до дна, Багровой шеею мелькнув, Огромным носом громыхнув.

Рассеялся поганый дым, Пропал отравленный туман.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта