ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ (МАДАЙ-КАРА)


. Об этом Когюдей узнал, Встряхнулся он и прежним стал, И подошел он к Дьебелек. И, руки слив, как русла рек, Раскрыв ладони, как луга, Они сошлись у очага.
И Когюдей-Мерген сказал: «Стреляющий, я в цель попал, Чего хотел, того достиг, К чему стремился — получил». Увидев это, в тот же миг На землю грохнулась без сил И прежний облик приняла Кара-Таади — свирепа, зла.
Необижавшаяся дочь Эрлика — так оскорблена, Неоскорблявшаяся дочь — Так разобижена она, Что страшным голосом кричит, Алыпу славному грозит:
«Вновь отказался от меня!
Под землю уведу твой скот,
Лишу навеки света дня
Живущий мирно твой народ.
Вражду посею и нужду,
И всех с земель твоих сведу!
На муки вечные во тьму
Маадай-Кара, Алтын-Таргу
С собой в подземный мир возьму,
Суставы-косточки сожгу.
Коль я тебя не погублю
И аргамака твоего,—
Себе я голову срублю,
Коня зарежу своего!» —
Колдунья, злобою горя,
Слова такие говоря,
Лизнула сабли острие,
Лизнула черное копье.
Услышав это, Когюдей Раскатисто захохотал, В ответ на это Когюдей Слова суровые сказал: «Коль аргамака моего Волкам не удалось поймать, То ты, злодейка, об него Лишь зубы сможешь поломать. Коль ворон выклевать хотел Мои глаза, но не сумел, То ты, злодейка, от меня • Сбежишь, как темень от огня. Убить скалою не могли — Ты хочешь пуговкой убить. И морем яда не сожгли — Ты хочешь в молоке сварить! Я умирать не тороплюсь, В края алтайские вернусь.
И вечно будет мой народ Жить мирно на земле своей. И вечно будет белый скот Толпиться у моих дверей. В свою поганую страну Навеки убирайся прочь, Иначе — голову сверну!» От этих слов Эрлика дочь — Исчадье подлости и зла — Исчезла, точно не была. И горький стон, и злобный крик, И долгий шум, и тяжкий гул Во тьме подземной утонул.
Дочь Ай-каана в этот миг Свой прежний облик приняла, Вид настоящий обрела: Луноподобный светлый лик — Подобно золоту сверкал. Солнцеобразный ясный лик — Как серебро легко сиял. Его на солнце не сменять И на луну не променять: Прекрасней молодой луны И краше утренних лучей. Густы косички и длинны Стекают до земли с плечей. Подобен звездам — свет очей. А щеки — радуги свежей. Наряд сверкающий на ней, Расшитый золотом, богат, Полночной россыпью огней Полсотни пуговиц горят.
Свежа, красива и светла — Такою девушка была.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта