ПЕСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ (МАДАЙ-КАРА)


. И среди рокота вершин, И среди грохота глубин, И среди рушащихся глыб В слепом беспамятстве алып В провал разъявшийся летит, Где тьма зловещая гудит.
Опомнился он в первый раз — Вокруг затмился белый свет, Лик солнца ясного погас, Луны во тьме небесной нет. Когда опять в себя пришел, Оглядываясь, не нашел Земли Алтая и небес — Мир человеческий исчез. И в третий раз очнулся он — Лежит измучен, недвижим, К дверям Эрлика привезен. Потник разодранный под ним, Седло лежит под головой. Он сам в одежде боевой, С оружьем мощным, на спине — Израненный, полуживой — Один в подземной стороне.

Его приветствуя, Эрлик Алыпу руку протянул, И богатырь могучий вмиг Навстречу злобному шагнул, Рукою левою своей Эрлика за руку схватил, Густую бороду его На правый локоть накрутил, На черный камень повалил, Железной цепью приковал И на пупе земли распял.
Схватил небесную стрелу, Лук натянув, пустил во мглу. Живая красная стрела Насквозь подземный мир прошла: Змееобразных удальцов, Свиноподобных молодцов, Кровососущих мерзких слуг — Стрела скосила всех вокруг.
Алып Эрлика злого сжег, Чтоб возродиться он не смог... На скакуне алып скакал, Во мраке Когюдей искал Своих родителей седых — Нигде не видно было их.
Тут аргамак ему сказал: «Кара-Таади, исчадье зла, Тела их старые сожгла, Чтобы не мог ты их найти, В края Алтая увести...» «Ну что >к,— ответил Когюдей,— Достойных много тут людей. Я их теперь освобожу, Дорогу к солнцу укажу».
Те, доля чья под властью зла Во тьме безрадостной была, Кого навек укрыла мгла,— Народ из тьмы забвенья встал, Бесчисленней весенних птиц — В сиянии счастливых лиц Так Когюдея прославлял:
«Огонь погасший ты зажег, Умерших, нас ты воскресил, Из царства мрачного извлек, Эрлика злого победил. Освобожденные из тьмы — Мы спасены, свободны мы! В цветы преобразивший прах, Пусть имя славится твое, Незабываем будь в веках — Разрушивший небытие, Для жизни возродивший тлен — Великий Когюдей-Мерген!»
Как стаи ласточек, народ
На лунно-солнечный Алтай
Тропою темною бредет —
В родной благословенный край.
А Когюдей-Мерген берет
Живую мощную стрелу,
На лук испытанный кладет,
Пускает над собой во мглу.
Девятислойный свод земли
Стрела прорезала насквозь,
В недосягаемой дали
От грома небо сотряслось.
Луны не видевший народ
Увидел тихий свет луны.
Не знавшим солнца — сто дорог
На солнечный Алтай видны.
Непобедимый Когюдей Дорогой светлой и прямой, Встав впереди, повел людей В края алтайские, домой. Как свет мгновенный полетел, Вернувшись, землю оглядел: Увидел — разномастный скот Еще тучней, обильней стал. А многочисленный народ Красою новой заблистал.

Собрав народ, алып сказал: «От этих дней — из года в год Приумножаться будет скот.

Живите общею судьбой И не враждуйте меж собой. Живите как одна семья. Любите отчие края. Я попиравшего Алтай Каана жадного убил. Вернул народы в отчий край, Чтобы свободно каждый жил. Эрлика злого победил, Царившего в подземной мгле, От смерти вас освободил. Живите мирно на земле. В пределы родины моей Отныне не нагрянет враг. И никогда теперь людей Не уведет Эрлик во мрак. На лунно-солнечной земле Живите вечно с этих дней, В покое, счастье и тепле Растите радостных детей. Я подымусь на небосвод И стану яркою звездой Смотреть оттуда, как живет Народ освобожденный мой. В любых краях с заката дня Среди небесной темноты Всегда отыщете меня, Я — вас увижу с высоты». Так молвил славный Когюдей И улетел с женой своей.

Но стали звездами они
На небосводе не одни.
Гляди — семь звезд сияет в ряд,
То — Семь Каанов, говорят,
Семь одинаковых мужей,
Семь молодых богатырей,
И каждый — с виду Когюдей —
Они на свадьбу, говорят,
По небу вечному спешат,
Спешат могучие туда,
Где светит вечной красотой,
Стоит Алтын Казык звезда —
Невеста, ставшая звездой.

Еще в народе говорят, Что в глубине небес горят Три Маралухи — Юч-Мыйгак. Чуть выше их, всегда красна, Пробившая небесный мрак, Звезда еще одна видна. И это, люди говорят, Алыпа славного стрела, Что много-много лет назад Каану душу прервала, Стрелою той пронзить пришлось. Одну из маралух насквозь. Алыпа славного добро — Все золото и серебро, В земле Алтая, говорят. Алыпом выращенный скот, Тучнея, до сих пор живет В полях Алтая, говорят.
Дошло сказанье до конца, Слова иссякли у певца.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта