2. Собственность на основные средства производства


. Маскируясь в тогу «защитников и радетелей» своего народа, зайсаны и баи пытались сохранить свое фактическое право собственности на захваченные земли, вещественным выражением которого являлись деревянные загороди, охранявшие их покосы и пастбища в первую очередь от своих же более бедных сородичей.

Итак, основные средства производства у южных алтайцев находились в собственности и распоряжении феодальной верхушки, использующей их для эксплоатации своих соплеменников и сородичей. Однако, наряду с феодальной собственностью на средства производства, существовала и личная собственность рядового кочевника или полукочевника на орудия производства, на примитивные орудия труда, на свое хозяйство, основанное на личном труде.

Рассмотрим теперь вопрос о форме собственности на основные средства производства у северных алтайцев.

До момента окончательного подчинения северных алтайцев царской России они платили дань джунгарским, или ойратским, феодалам, а часть их, как, например, шорцы, — кыргызским владельцам (в первой половине XVII в.), обитавшим на Енисее. Горно-таежная территория северного Алтая (включая и Кузнецкий Ала-Тау) также входила, номинально, в состав Джунгарии, следовательно считалась принадлежащей джунгарскому хану. Однако охотничье население жило под управлением своих паштыков или зайсанов — родовых начальников, зависимость которых от джунгарских феодалов выражалась в обязанности доставлять последним дань со своих родов (пушниной, железными изделиями, ячменем и т. п.). Джунгарские сборщики дани почти ежегодно приезжали на несколько дней за данью к северным алтайцахм, затем уезжали, не вмешиваясь при этом во внутреннюю жизнь своих данников. Вследствие такого положения производственная и бытовая жизнь северных алтайцев протекала в рамках собственных правовых норм. По этим нормам собственность на охотничью территорию у северных алтайцев несомненно носила первобытно-общинный родовой характер. Вся тайга северного Алтая была поделена между отдельными родами, и никто из северных алтайцев не имел права промышлять зверя на территории чужого рода. Для того чтобы иметь право промысла в определенной тайге, достаточно было принадлежать к тому роду, собственностью которого являлась данная тайга, и носить имя этого рода. Общая собствен-ность на охотничьи угодья в то же время составляла здесь естественную основу для общинного производства и присвоения.

С 1747 г.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта