5. Зайсаны и баи


Чего стоили алтайцам одни только сыновья Эрлика, «деятельность» которых алтайцы сравнивали с деятельностью русской администрации и называли их ошкошло становой при-стап (подобными становому приставу).

Достаточно указать, что, даже если алтаец и жил благополучно, он все же ежегодно, а в иных случаях раз в три года, должен был приносить в жертву молодую (3—4 лет) лошадь светлой масти. А если происходили несчастья: болезнь членов семьи, падеж скота, неудача на промысле, то в таком случае, по повелению кама, жертвы приносились до тех пор, пока трудящийся не разорялся окончательно. А разорения эти случались очень часто и имели место вплоть до 1930 г., когда эксплоататорская деятельность шаманов была уже подорвана в корне. Газета «Кызыл Ойрот» в свое время буквально пестрела заметка ми» разоблачающими деятельность шаманов и разорительные последствия шаманских камланий. Приведу для примера только одну выписку.

«В Сайдысе, Майминского аймака, — пишет корреспондент-алтаец,— есть 2 гражданина, которые на камлании прикончили весь скот. Один из них, Эдоков Макар, заболел и в течение двух лет все брал шамана, в жертву принес 12 голов скота, 25 кадок браги, около 30 пудов хлеба отдал. Второй, Дядеев Гавриил, всю скотину принес в жертву и впоследствии умер. Наши товарищи алтайцы так и разоряются».

Разоряя трудящихся алтайцев жертвоприношениями, шаманы оправдывали и крайне неравномерное распределение жизненных благ среди алтайцев. По толкованию камов, богатство человека зависело от воли духов и от количества приносимых им жертв. Например, согласно шаманским представлениям, зародыши скота находятся «на втором небе» по дороге к светлому божеству Ульгеню на березе бай кайын (богатая береза). Шаман сдувает их при принесении лошади в жертву Ульгеню. Чем чаще приносить жертвы, тем больше можно получить зародышей скота. Отсюда вывод, что богатым может быть только богатый, а для бедняка перспектива разбогатеть не существует. Только богатый может приносить обильные жертвы скотом, брагой, вином и получать взамен от духов зародыши на всякое благополучие: на скот, на хорошие пастбища и т. д.

Шаманство у алтайцев было обращено на службу зайсанско-байской верхушке. Деятельность шаманов была безусловно эксплоататорской. Разоряя трудящихся требованиями жертвоприношений скотом, камы на этом сильно наживались, получая львиную долю мяса жертвенного животного и плату за камлание. Деятельность шаманов оценена алтайскими трудящимися в известной поговорке: «Мал уру ыт семыс, шжи уру кам семис» (скот болеет — собака жиреет, человек болеет — шаман жиреет).

Такими же эксплоататорами и пособниками зайсанов и баев являлись и ярлыкчи — служители нового бурханистского культа, появившиеся со времени 1904—1905 гг. (см. ниже). Они были близкими и верными помощниками зайсанов и баев в эксплоатации трудящихся алтайцев.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта