5. Зайсаны и баи


От Бунге же мы узнаем о грубости и издевательствах зайсанов над подвластным ему населением. О богатстве зайсанов пишет и В. Радлов, посетивший зайсана Мангдая: «Вечером были пригнаны к юрте лошади, коровы, верблюды. Во всю ширь, как мог видеть глаз, все было покрыто скотом, и все-таки говорили мне, что это только половина всего скота, принадлежащего зайсану».

Семен Юлуков, будучи зайсаном 2-й Чуйской волости (1890-е годы), имел около 800 коров, 80 табунов лошадей (по 12—15 лошадей в табуне), большое стадо маралов. Он ежегодно скупал и продавал (русским купцам Тренихину, Обобкову и др.) 400—500 быков, причем покупал быков телятами по 1 рублю за теленка, а взрослых продавал по 20 рублей. Юлуков вел большую торговлю с Китаем. Туда он отправлял целые караваны с маральими рогами, которых он ежегодно снимал на несколько десятков тысяч рублей. Караван обслуживали его работники под руководством каравановожатого Петра (из сеока Сагал). Из Китая караван привозил шелк, посеребренную сбрую, различные ткани и изделия, китайскую водку, табак.

Из зайсанов южного Алтая особенно выделялся богатством Аргымай Кульджин, «поставщик Двора», побывавший с целью изучения коннозаводства в Англии и неоднократно ездивший в Петербург. Стада Аргымая и его брата Мандажи исчислялись десятками тысяч голов. Аргымай владел громадными зимними и летними пастбищами, покосами и занимался торговлей в Монголии, где держал часть своих стад.

Из зайсанов северного Алтая наиболее богатым был зайсан Михаил Васильевич Тобоков (по-алтайски Давыд). Он был акционером Компании Зингер и имел в Улале магазин швейных машин; кроме того, был тесно связан с бийским магнатом купцом Бодуновым. Один из сыновей Тобокова был членом Государственной Думы и, благодаря высоким связям, выхлопотал отцу право открыть в Улале винную лавку. Это быстро увеличило доходы Тобокова, и он в сравнительно короткое время нажил шесть двухэтажных домов в Улале, открыл маслозаводы в Пас-пауле и Карасуке. Нет возможности, да и нужды, перечислять богатство прочих зайсанов.

Демичи были богатыми эксплоататорами, как и сами зайсаны. Бунгеотмечает, что встретившийся на его пути демичи Баран «был одним из богатейших калмыков в окрестности. . . женат на двух женах и через них находится в родстве с двумя зайсанами.. . он заведывал всей страной от устья Кана до ближайших русских деревень».

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта