2. Земельная политика


Старожилы вели хозяйство наемным трудом, спекулировали приемными приговорами для новоселов, беря за приговор с новосела-переселенца до 100 руб. с души. В результате кулацкого взвинчивания цены на землю переселенцы из России оказались не в состоянии селиться в старожильческих деревнях на лучших освоенных землях и попадали на пустые, худшие участки. В этих новых селениях удобной земли местами приходилось только до двух десятин на душу, в то время как старожильческие селения имели удобной земли до 200 десятин на душу. Наплыв переселенцев из России, преимущественно из крестьянских маломощных и бедняцких слоев, создал в Алтайском округе дешевизну рабочих рук, чем быстро воспользовалось старожильческое, кулацкое население округа, широко применявшее наемный труд. Если в 1884 г. число переселенцев, которые были не в состоянии купить приемные приговоры, составляло 16% от общей массы, то в 1890 г., благодаря взвинчиванию цен, это число достигло почти 76%.

В Алтайском округе с этого времени резко начинают развиваться капиталистические отношения. Кулацкая старожильческая часть населения стремится к захвату новых земель, проникает в Алтайские горы, захватывает лучшие места, устраивая заимки, и за счет грабежа алтайцев накапливает значительные богатства. Старожилы кулаки прославились грубым насилием над алтайцами. Из их среды выделялись стаи мелких и крупных торговцев, обиравших и грабивших стойбища алтайцев. О методах и приемах захвата земель у алтайцев русскими кулаками-переселенцами писали довольно подробно старые исследователи Алтая и иногда миссионеры. С. П. Швецов пишет: «Практикуемый переселенцами при захвате прием весьма прост: приезжают с сохами и опахивают кругом калмыцкую юрту, сенокосы выкашивают, остожья ломают. Обитавшему в такой юрте калмыку ничего более не остается, как перенести свое жилище выше, куда переселенцы еще не додали со своими запашками».

Не менее яркие факты захвата и произвола приводят и миссионеры. «В Урсульском отделении (Алтайской духовной миссии, — Л. П.) есть новая русская деревня Туякта, состоящая десятков из трех семейств, выходцев не из дальних зауральских стран России, но из окрестностей самого Алтая. Не успели новые жители устроиться, как открыли у себя три кабака, при помощи которых и стали обирать падких до вина алтайцев. Деньги, шкуры, скот, арканы, узды — все тащит теперь калмык (алтаец, — Л. П.) в новую деревню, чтобы добыть вино.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта