2. Земельная политика


«Мера эта, — читаем в официальном издании Управления Алтайского округа, — вызывалась желанием сохранить запас земель для предстоящего земельного надела крестьян».Но это запрещение осталось лишь на бумаге. Распоряжение Кабинета оказалось нереальным. Сдержать переселенческую волну из России было невозможно. Разоренные и полуголодные крестьяне из России, не будучи в состоянии купить приемные приговоры старожилов Алтайского округа, стали сплошь и рядом селиться самовольно без приговоров, вступая в конфликты со старожильческим населением. Эти явления получили массовый характер, и в 1896 г. правительство вынуждено было издать новый закон, цель которого состояла в том, чтобы санкционировать и закрепить положение десятков тысяч крестьян переселенцев в Алтайский округ и тем самым избежать дальнейшего обострения отношений между старожилами и переселенцами, точнее — между сибирским старожильческим кулачеством и переселившимся из России малр-мощным и беднейшим крестьянством. Выброшенные помещичьими притеснениями и малоземельем в Сибирь, в Алтайский округ, переселенцы из внутренних губерний представляли собой потенциально революционную силу. Земельные конфликты переселенцев со старожильческим кулачеством могли вылиться в революционные выступления, чего смертельно боялся царизм. у

Закон 1896 г. имел мало отношения непосредственно к алтайцам, поскольку он санкционировал земельное устройство переселенцев, населявших преимущественно степную часть Алтайского округа. Но вскоре последовало издание нового закона от 31 мая 1899 г., который обязывал землеустраивать как русские поселения в Горном Алтае, так и «инородцев», не принадлежавших к числу бродячих. Алтайцы, отнесенные к разряду «кочевых: инородцев», подпадали под действие закона о землеустройстве и должны были получить 18-десятинный надел на душу наравне с русскими. «Землеустройство» алтайцев по закону 1899 г. должно было «освободить», по подсчету начальника Алтайского округа, свыше 6 миллионов десятин земли, которая могла быть использована Кабинетом для сдачи в аренду и принести огромные доходы.

Однако закон 1899 г. встретил сильное противодействие не только со стороны алтайских зайсанов, снарядивших депутацию в столицу, но и в сибирской областнической печати и в среде некоторых либеральных, народнически настроенных чиновников Алтайского округа, ибо грабительская сущность его была совершенно ясна. Стоит ли говорить о том, насколько этот закон противоречил «монаршим» заверениям о «высочайших заботах и попечении о верноподданных» алтайцах! Соединенными усилиями алтайских зайсанов и баев, народничествующих чиновников и областнической прессы действие закона о землеустройстве алтайцев было отсрочено. Основанием для отсрочки послужила оговорка, имевшаяся в законе в отношении «кочевых инородцев». Смысл оговорки сводился к тому, что, по условиям быта кочевых инородцев, действие этого закона может быть приостановлено на известное время распоряжением министра Двора (примечание к ст. 112, кн. VI «Положения о крестьянах Сибири», изд. 1902 г.). Протесты алтайцев, подхваченные областнической печатью, были поддержаны Томским губернским управлением, которое нашло, что 80% кочевников Горного Алтая не созрело для землеустройства.

В результате появились Правила 1904 г., временно приостанавливавшие применение закона 1899 г. к алтайцам, ввиду опасности ломки быта, могущей последовать после преждевременного землеустройства.

На северном Алтае быстрое заселение русскими колонистами происходило только у кумандинцев и челканцев. Медленно шла колонизация земель у шорцев. Причина этого заключалась в суровости природных условий Шории, заросшей тайгой, мало пригодной для хлебопашества и скотоводства. Миссионер Вербицкий, отмечая быстрое освоение колонистами долин рек Бии и Лебеди, указывал: «Не то мы видим по рр. Кондоме, Мрассе и Томи. Здесь между горами нет пространных долин, а одни ущелья, в которые залезать крестьянину-земледельцу нет никакого расчета — он туда и не лезет». Это обстоятельство было отмечено и на съезде земельно-лесных чинов Алтайского округа в 1910 г.Больше всего русского населения было в бассейне Кондомы, где, по данным 1900 г., насчитывалось 142 хозяйства. И только после 1906 г. б Шории стали возникать новые и разрастаться старые русские селениях.

Случайные изображения из галереи



Поиск

Карта сайта